РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ | МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ | МОСКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ | ПУШКИНСКОЕ БЛАГОЧИНИЕ

Возрождение просветительских традиций в системе образования.

hqdefault

Возрождение просветительских традиций в системе образования.

 

К этой теме можно подойти с позиций абстрактного многословия о плодотворном взаимодействии в рамках отчетно-галочной системы, а можно рассмотреть ее в практическом свете реальной действительности. В первом случае нарисуется розовая картина: всё хорошо, всё прекрасно и идет по намеченному плану. А если подойти с позиции второй части вопроса, то открывается множество всевозможных препятствий. Большую часть проблем должна преодолевать Церковь, а точнее – духовенство. Именно духовенство, а не благочестивые миряне. Конечно, можно какую-то часть третьестепенных вопросов доверить и мирянам. Но основную часть проблем должны решать энергичные, целеустремленные, хорошо подготовленные кадры, облагодатствованные священным саном.

На практике не всё так хорошо, как кажется, и не всё так гладко, как изображено в отчётах. Большинство добрых пастырей трудятся с полной самоотдачей. Но конечный результат бывает далеко не всегда положительный. И практика показывает, что до 15-16-ти лет многие дети веруют в Бога, ходят в Церковь, посещают воскресные школы, отличаются примерным поведением. Затем происходит диаметрально-противоположная перемена в нравственном становлении ребёнка. Человек уже ничего не хочет слышать о Церкви, становится атеистом, а то и сатанистом, начинает вести совершенно безнравственную жизнь. Практика взаимодействия Церкви с УИН свидетельствует о том, что в тюрьмах и СИЗО содержится много бывших учеников воскресных школ. Это говорит о многом.

Сейчас все увлечены решением вопросов просвещения. Но за бортом остаются проблемы воспитания. Просвещение без воспитания – это как тело без души. Труп. Кроме гниения и разложения ничего хорошего не будет. Конечно, почти каждая учительница (особенно по литературе) убеждена, что она воспитывает своих учеников. Но убежденность и действительность – разные вещи. Тем более, эффективно и правильно воспитать могу те, кто имеет на это право и власть от Бога. А это имеют родители и священство.

Родители в большинстве увлечены зарабатыванием, что тоже нужно, а воспитание дистрофируется до размеров: «Это хорошо, а это плохо». Учителя, хот и убеждены в своей воспитательной значимости, в этом плане могут дать гораздо меньше, чем кажется. Священники некоторые тоже не делают различий между воспитанием и организацией досуга. Вот и получается, что родители, вместо воспитания детей, больше заняты проблемой, как их прокормить, обуть и одеть, куда устроить. Священники (не все конечно) вместо духовного воспитания молодёжи, заняты различными методами отвлечения своих подопечных от соблазнов мира. Бесполезно убегать от собаки. Она догонит и сильно покусает. Опасно убегать от диавола, от его соблазнов и страстей. Рано или поздно они догонят и растерзают душу. С диаволом нужно бороться, а не убегать. Причем надо правильно бороться. Поэтому различные спортивные состязания, туристические походы, спектакли и прочие кружки по интересам не прививают иммунитет к соблазнам, а лишь временно отвлекают от них. Кроме того, закладывается неправильное, искажённое и несерьезное отношение к вере. Зачастую к ней начинают относиться, как к одному из видов проведения досуга. Как к хобби некоторой части людей. А хобби можно иметь, а можно и не иметь. Священник должен привить детям иммунитет к соблазнам; научить не испачкаться, находясь среди грязи.

Есть другой перегиб в воспитании: это можно, а это нельзя; это хорошо, а это плохо; это добродетель, а это грех. Законничество никогда не давало хороших результатов. Законничество учит законному нарушению законов. Подростки исполняют законы до тех пор, пока не почувствуют собственные силы и возможности противостоять «законодателям» (родители, школа, Церковь), или хитрить, уклоняясь от выполнения законов.

Теперь о просвещении. Прежде чем вести диалог о духовно-нравственном просвещении, следует выяснить: какой кем смысл вкладывается в понятие просвещения. Система образования под термином «просвещение» понимает одно, а Церковь – совсем другое. Учитель под просвещением подразумевает приобщение к знаниям, изучение наук и, самое главное, изучение того предмета, который он преподает! Духовное развитие, с позиции многих преподавателей – это чтение художественных книг, развитие мечтательности, романтичности, это приобщение к прекрасному: посещение музеев, театров, кино. На худой конец, это изучение своей культуры. Причем не проникновение в культуру, не осознание себя как части богатого православного наследия предков, а изучение культуры как части исторической науки. Изучение со стороны.

Для того, чтобы иметь положительные контакты Церкви со школой, священнику нужно учитывать менталитет учителя, а особенно – менталитет учительницы. А он весьма своеобразен. На практике постоянно приходится сталкиваться и удивляться тому, что учительница по истории воспринимает Библию как исторический памятник; а учительница литературы видит в Священном Писании всего лишь литературный памятник! Даже священникам выговаривают за уклонение  в проповедь от литературной (исторической или философской) темы. Причём каждая учительница искренне верит в свою правоту. Профессиональный грех многих учительниц (гордыня, самоуверенность) не позволяет зачастую им видеть мир шире рамок своего менталитета. Поэтому бывает у них некоторое раздвоение: в Церкви они довольно положительные прихожанки и духовные дочери, а в школе этот же священник ими воспринимается, как человек, который взялся не за своё дело, как человек, который не соблюдает курс учебной программы; который вместо того, чтобы давать образование – проповедует. Ясно, что не все учителя так относятся. Но, однако, явление это очень распространенное. Даже многие священники не сразу и не всегда это могут видеть. Поэтому этот фактор нужно обязательно учитывать.

Есть учительницы, которые, будучи в хороших отношениях со многими батюшками, берутся за духовное просвещение, не обременяя себя духовной и церковной жизнью. Достаточно одной лишь самоуверенности.

Теперь о менталитете учащихся. Для школьников и студентов священник – большой авторитет. Слушают внимательно. Даже много случаев, когда дети из исламских и сектантских семей с большим удовольствием и вопреки воле родителей ходят на православные уроки. А если за преподавание хотя бы православной культуры возьмется, не всегда и не всеми любимая, учительница математики (химии, физики, истории, литературы и т.д.), тогда у слушателей возникнет стереотип ассоциации нового предмета с не интересным основным предметом. С физикой, например.

Самое главное, нужно, чтобы преподающий сам горел верой и желанием приобщить детей к вере. Дело в том, что духовное просвещение, это не только знание. Это, в первую и главную очередь, состояние духа. Это горение души. Это может дать только священник, как человек, имеющий сугубую благодать и власть от Бога. Только священник может дать гармонично сбалансированное духовное и научное просвещение.

Понятно, что невозможно священникам охватить все школы. Поэтому нужно готовить благочестивых прихожан. Желательно с высшим образованием, и желательно не учительниц. Их нужно не только готовить, но и воспитывать. Священник должен корректировать преподавание такого учителя. То есть несколько первых уроков должен провести только священник. Затем можно приступить и мирянам. Можно 1-2 урока вместе со священником, для поднятия престижа преподавателя. А затем время от времени должен всё равно приходить на уроки и вести их сам, и отвечать на накопившиеся вопросы, так как никакой преподаватель не сможет ответить на все вопросы. Если преподаватель сам будет отвечать на все вопросы, то это очень плохо, так как знать всего он не может, а будет выкручиваться, чтобы реализовать свою гордыню. А если он честно скажет: «Этого я не знаю, батюшка придет, спросите у него», — то это будет своего рода и воспитанием. Тем более что современную молодёжь учат не признавать никаких авторитетов и никаких догматов.

Обязательно следует учитывать образ мышления и родителей. Часто бывает, что инославные родители не могут запретить своим детям посещать уроки, а свои «православные» могут глупым и насмешливым высказыванием охладить веру ребенка. Поэтому духовное просвещение нужно начинать священнику с родителей. Практика показывает, что бывает очень большая польза от встреч священника с родителями, от выступлений священника на родительских собраниях, или на совместных собраниях родителей и детей. Однако, попадаются некоторые родительницы с неуправляемой гордыней и неукротимым самомнением. У таких людей подход к учению Церкви своеобразный: если Евангелие противоречит её убеждениям, если учение Церкви противоречит её личному мнению, то такое Евангелие и такая Церковь ей не нужны! И такие мамаши даже, бывает, силой не пускают своих детей на занятия.

Можно много и долго говорить о просвещении и просветительской деятельности Церкви, можно говорить о сотрудничестве Церкви и системы образования. Но всегда Церковь должна учитывать, что система образования подразумевает под духовным просвещением совсем не то, что считает необходимым Церковь. «Сотрудничество» — термин в данном случае неподходящий. Сотрудничать могут равноправные партнёры. Здесь же больше похоже на то, что система образования делает Церкви некое одолжение, втискивая в некоторые ограничительные рамки. Всё направлено к тому, чтобы священники и другие православные преподаватели не проповедовали Слово Божие, а делились бы знаниями. Конечно, Церковь должна использовать любую возможность. И это хорошо, что имеется. Но обязательно нужно учитывать все вышеизложенные факторы, а также и те, которые из-за регламента объема не удалось рассмотреть. Самое опасное состояние – это благодушие. Если служители Церкви будут считать, что с проблемой духовного просвещения всё хорошо, всё прекрасно, то от такого обольщения будет сплошной вред. Нынешнее состояние взаимодействия Церкви и образования скорее проблема, а не сотрудничество. Проблема, которую каждая сторона хочет решать по-своему. Это одна часть сторон: Церковь и образование. Есть еще две стороны: Церковь и конкретный преподаватель. Здесь тоже нужно Церкви проявлять максимум бдительности, чтобы учитель был проповедником, а не реализовывал своё тщеславие, свою гордыню, своё Я через преподавание православных предметов.

Настоятель Церкви Боголюбской

иконы Божией Матери г.Пушкино

протоиерей Иоанн Клименко