РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ | МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ | МОСКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ | ПУШКИНСКОЕ БЛАГОЧИНИЕ

Чему учит нас эпоха преподобного Сергия?

icona_sergij_rad

Бегущий мирской славы игумен Радонежской обители никогда не оставлял дел милосердия и благотворения: привечал странников, ухаживал за больными, помогал нищим и обиженным. Много способствовал единению русских князей и установлению единоличной власти и тем принес великую пользу родной земле.

Господь дивно прославил великого угодника Своего: многочисленные чудеса подаются всем, с верой призывающим его святое имя и припадающим к раке многоцелебных и чудотворных мощей его. Слепые получают прозрение, хромые исцеление, немые дар слова, бесноватые — освобождение от лукавых духов, болящие — здравие.

В игуменство ученика преподобного Сергия, преподобного Никона, один инок рубил лес на построение келии и сильно поранил себе топором лицо. От великой боли он не мог продолжить своей работы и возвратился к себе в келию; уже наступал вечер; игумена же тогда в монастыре не было. Вдруг инок слышит, что кто-то постучался в дверь келии и назвал себя игуменом; изнемогая от боли и потери крови, он не мог встать, чтобы отворить дверь; тогда она сама отворилась, дивный свет озарил вдруг всю келию, и среди сияния инок увидел двух мужей —одного в архиерейском одеянии. Страждущий стал мысленно просить у пришедших благословения. Светоносный старец показывал святителю основания келии, последний же благословлял их. Тогда болящий к величайшему своему изумлению почувствовал себя совершенно здоровым. Из этого он понял, что удостоился видеть святителя Алексия и преподобного Сергия. Так эти святые мужи, со единенные тесными узами братской любви при жизни, являлись вместе и по смерти.

Чему учит нас эпоха преподобного Сергия

В первой половине XIV в. Русь находилась в положении раздробленности и иноземной зависимости…

Все попытки спасения Руси человеческими силами заводили в тупик. Нужен был иной путь, полностью отличный от всего основанного на земном расчете и земной выгоде…
Промысел Божий в лице преп. Сергия показал, с чего должно начинаться возрождение Руси: с личной праведности и святости, достигаемых подвигом самоотвержения и богоугождения. В то время как большинство современников было занято проблемой выживания, преп. Сергий и его ученики поставили спасение души, то есть богоугождение, богообщение и богопознание, главной целью своей жизни. И для осуществления этой цели они обрекли себя на подвиг «жестокого пустынного жития», подвиг умерщвления своего ветхого человека… Следствием этой решимости явилось открытие в этих подвижниках новой благодатной жизни… Обильно осиянные Божественной благодатью, преп. Сергий и его ученики стали истинными руководителями народной совести, неложными вождями по пути в Царство Небесное.
Известно, что до эпохи преп. Сергия на Руси было около 70 монастырей, в основном городских и пригородных, основанных чаще всего князьями и боярами. Трудами учеников преп. Сергия число монастырей удвоилось, и основаны они были большей частью в дальних малодоступных местах. Монастыри эти основывались подвижниками с единой целью богоугождения, и потому стали истинными средоточиями духовной жизни…
Из монастырей же выходили миссионеры, обращавшие в Православие языческие племена Поволжья и Севера. Главной причиной освоения русскими этих земель в XIV-XV! вв., был религиозный подъем…
Главное же значение преп. Сергия для русского народа состояло в том, что он всей своей жизнью научил православных ничего не предпочитать Царству Небесному, всю земную жизнь мерить меркою евангельских заповедей, быть готовым все претерпеть и пострадать за правду Божию… И действительно, воспитанные и вдохновленные преп. Сергием русские люди, отринувши животный страх, с радостью шли умирать за веру на битву с татарами.
Но еще до Куликовской битвы Русь одолела Орду духовно, в религиозном противостоянии. В 20-х годах XIV века в Орде окончательно захватили власть магометане, ознаменовавшие свое торжество массовой резней иноверных. Политике веротерпимости чингизидов пришел конец. Перед Русью встал грозный призрак насильственной исламизации… Однако лишь считанные единицы русских отпали в ислам за время татарского ига. Напротив того, тысячи татар, принявших Православие, перешли на службу московскому князю. Впоследствии они и их дети бились на Куликовом поле вместе с новыми единоверцами против бывших единоплеменников.
Православная вера, как главная жизненная ценность притягивала к Москве ревнителей и из других областей… С этого времени русское национальное сознание складывается не как племенное, а как религиозное: русский тот, кто православный.
Эпоха преп. Сергия воспитала в нашем народе особое духовное мерило, которое потом стали именовать идеалом святости. Русский народ стал почитать высшей ценностью праведность и святость. Только святость, достигнутая полным самоотвержением, крестоношением, страданием, почиталась у нас высшей добродетелью, и, меряясь по ней, русский человек всегда искренне считал себя грешником… Пред такими подвижниками, как преп. Сергий, любой русский человек, независимо от общественного положения, чувствовал себя только мирянином.
Так с эпохи преп. Сергия высшим авторитетом для нашего народа утвердился авторитет не властителя, не книжника-законника и даже не церковного иерарха, а нравственный авторитет святого угодника Божия.

Из статьи иеромонаха Дионисия (Алферова)