РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ | МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ | МОСКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ | ПУШКИНСКОЕ БЛАГОЧИНИЕ

Дивный старец

sv_serafim

 «Жил во славу Божию»

— надпись на чугунном памятнике

над местом упокоения старца Серафима,

воздвигнутом купцом Сыревым.

На юге современной Нижегородской области у места впадения в Сатис реки Саровки возник Саровский монастырь. Изначально это место (архитектурный ансамбль которого, после создания Саровского монастыря постоянно разрастался) обозначалось как Сатисо-градо-Саровская пустынь.

Примечателен уже сам факт возникновения Саровской пустыни. Этот выдающийся оплот веры Христовой и православного благочестия возник как раз на месте сильного в то время пункта иноверческого, магометанского. Ведь именно здесь (в XIV столетии), на месте теперешнего Сарова, стоял один из стольных городов Золотой Орды город Сараклыч.

Случилось так, что именно это место приглянулось монахам отшельникам, не находившим более уединенного места, чем гора Саровская. Так преемственно, один за другим жили здесь в крохотных самодельных келиях или в пещерах, выкопанных ими многие подвизавшиеся здесь саровские подвижники, самоотверженно жертвовавшие своим ради нужды других. Тысячи богомольцев находили кров и душевный покой в Саровской пустыни.

Особое место в духовной истории Саровской пустыни принадлежит Серафиму Саровскому. К этому ангелу земному (так называл батюшку иеромонах Авель (Ванюков)), блистающему духовностью светильнику саровскому, стремились сотни и тысячи православных людей со всех концов России. Свет духовного светильника был так силен и оставил такой неизгладимый след в сердцах людей, что одно только упоминание имя отца Серафима и мощи, хранящиеся в Троицком соборе в Дивеево, доселе влекут к Сарову тысячи паломников.

На сегодняшний день абсолютно достоверная биография Серафима Саровского еще не написана. Тем не менее, ведущие историографы признают «Житие Старца Серафима» в качестве исторического источника.

Известно, что родился Серафим Саровский с 19-го на 20-е июля 1759 года в Курске и наречен был Прохором в честь святого Прохора. Жители города знают и почитают место рождения святого. Прохор — будущий Серафим — был младшим в семье, у него были сестра Прасковья и брат Алексей. Благочестивых и состоятельных родителей Серафима звали Исидором и Агафьей Мошнины и принадлежали они к почетному купеческому сословию города. Отец Серафима имел свои кирпичные заводы и занимался, в качестве подрядчика строительством церквей.

Когда Прохору было 10 лет, он сильно заболел и был при смерти. В сонном видении явилась ему Царица Небесная и обещала посетить и даровать исцеление. В ту пору несли крестным ходом по Курску чудотворную икону Знамения Божией Матери. Когда проносили ее по улице, где стоял дом Мошниных, пошел дождь, и пришлось проносить икону через Агафьин двор. Вынесла тогда она своего больного сына и мальчик приложился к иконе, и икону над ним пронесли. С этого дня он стал быстро поправляться.

Прохор не пропускал ни одного дня без посещения храма Божия и с рассветом поднимался, чтобы послушать утреню. В воскресные и в праздничные дни он особенно любил заниматься чтением духовно назидательных книг, читая вслух своим сверстникам, но более предпочитал уединение и безмолвие. Так, Прохор с юношеских лет готовил себя к подвижнической жизни. От благочестивой матери Прохора не утаилось стремление ее сына, и вот, когда юноше исполнилось семнадцать лет, он твердо решил оставить мир и, с благословения матери, напутствовавшей его медным крестом (с которым с тех пор никогда не расставался) посвятил себя иноческой жизни.

Оставив мир, блаженный в 1775 году вместе с пятью товарищами решил перед принятием пострига посетить Киев и поклониться его святыням. В Киево-Печерской лавре один, обладающий духом прозорливости, затворник, по имени Досифей, провидя в юноше доброго подвижника Христова, благословил его идти спасаться в Саровскую пустынь. Юный Прохор был ласково принят настоятелем пустыни, старцем Пахомием. Руководство молодым послушником было поручено казначею иеромонаху Иосифу. Сначала Прохор проходил у него келейное послушание, а впоследствии выполнял и общие братские послушания в хлебне, просфорне, столярне и так далее. С постоянной молитвою он усердно проходил все возлагаемые на него послушания: к службам он приходил первый, выстаивал неподвижно все богослужение; в келье занимался духовным чтением, особенно прилежал Евангелию, посланиям Апостолов, Псалтири, а также творениям святых отцов. Спал он мало и держал строгий пост. Но Прохору и этого было мало, его боголюбивая душа жаждала полного уединения в пустыни, где ничто не тревожит и не мешает молитвенному погружению в созерцание Бога. И вот избранник Божий, взяв у старцев благословение, стал в свободное от послушания время уходит в лес, где в тайне от людей он мог внимательнее предаваться иноческому подвигу.

В 1780 году послушник Прохор тяжело заболел, тело его сильно распухло, как это бывает при водянке. Болезнь все более усиливалась, так что стали опасаться за его жизнь. Настоятель решительно предложил ему пригласить врача. Но Прохор лечение отклонил, возложив все упование на милость Божию. Когда положение Прохора было крайне опасное, ему явилась Пресвятая Богородица и исцелила его. Вскоре келья, где произошло дивное посещение, была снесена, и на том месте поставлен больничный корпус с храмом.

Тяжелая трехлетняя болезнь принесла свои плоды: в результате душевной борьбы Прохор лишь больше окреп в вере, любви и надежде на Бога.

На 28-м году жизни, 13-го августа 1786 года Прохор был подстрижен в монахи с наречением имени Серафим (Пламенный). Совершил пострижение настоятель пустыни Пахомий. Имя Серафим дали Прохору без его ведома, монастырское начальство видело ревность к богоугодной жизни, сердце его пламенело по Богу, почему и назвали Прохора Серафимом. В декабре 1787 года преподобный был посвящен в сан иеродиакона. 6 лет он почти беспрерывно находился в служении. Бог давал ему силы, — он почти не нуждался в отдыхе, забывал часто о пище и с сожалением уходил из Церкви. Однажды на страстной седьмице во время Божественной литургии ему было знаменательное видение: в необыкновенном свете Серафим узрел Господа нашего Иисуса Христа в образе Сына Человеческого во славе, сияющего неизреченным светом и окруженного Небесными Силами: ангелами, архангелами, херувимами и серафимами. От западных церковных врат шел он по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся. Примечательно, что видение это выпало именно на такое время литургии, в котором входом священнослужителей в алтарь изображается вшествие их как бы в самое небо, когда в тайной молитве священник просил Господа: «Сотвори со входом нашим входу святых ангелов быти служащий нам, сославословящих Твою благость». Это видение показывало, что не всуе мы веруем, что силы небесные с нами невидимо служат при божественной литургии.

27 октября 1786 года Серафим был посвящен в сан диакона епископом Владимирским Виктором (Онисимовым). В сентябре 1793-го года отец Серафим был рукоположен в сан иеромонаха.

20-го ноября 1794 года после кончины своего наставника, блаженного старца Пахомия, и приняв благословение нового настоятеля, старца Исаии, своего отца духовного, преподобный Серафим оставил обитель для безмолвных подвигов в пустыне.

Для уединения Серафимом было избрано традиционное для саровских пустынножителей место — правый берег Саровки. Келья преподобного Серафима находилась в дремучем сосновом лесу, на берегу реки Саровки, на высоком холме, верст за 5-6 от монастыря, и состояла из одной деревянной комнатки с печкой. Место получило впоследствии название «дальняя пустынка Серафима Саровского». Подле кельи преподобный устроил огород, а потом и пчельник. В том же, лесу, километрах в пяти от пустынника Серафима, спасались в безмолвии и уединении и другие саровские подвижники: игумен Назарий, иеромонах Дорофей и схимонах Марк. Их кельи тоже были на пригорках, что напоминало Афонскую гору, к тому же на подобие святой горы, на одной стороне, где была келья Серафима, холм круто опускался вниз. Реку Сарову Серафим называл Иорданом.

Многие искушения претерпел отец Серафим в пустыне. Враг нашего спасения — диавол, видя, что не может удалить ревностного подвижника от пустынной жизни, употребил своим орудием злых людей, которые встретив преподобного в лесу, стали требовать от него денег, будто бы получаемых им от приходящих мирян. Старец отвечал, что он ни от кого не получает денег, но они не поверили и бросились на него. Серафим обладал телесной силою и, с топором в руках, мог бы защищаться, но, опустив топор, сложил крестом на груди руки и кротко сказал: «Делайте, что вам надобно». Злодеи стали бить старца, связав веревками, и, думая, что он убит, бросились в келью для грабежа, но нашли только икону и несколько картофелин; на злодеев напал страх, и они убежали. Между тем Серафим, очнувшись и кое-как развязав себе руки, поблагодарил Господа за безвинное страдание, помолился о прощении грабителей и к утру добрался до обители истерзанный, с запекшейся кровью. Восемь суток он лежал еле живой, не принимая никакой пищи. Опасаясь за жизнь батюшки, послали за врачами, которые нашли, что голова проломлена, ребра перебиты, по телу смертельные раны, и удивлялись, как старец мог остаться в живых после таких побоев. И опять преподобному Серафиму было дивное видение: Пресвятая Богородица во славе, с апостолами Петром и Иоаном Богословом, явилась к его одру и произнесла в ту сторону, где были врачи: «Что вы трудитесь?» а старцу: «Сей от рода моего!» После этого видения отец Серафим отклонил лечение, умоляя предоставить свою жизнь Богу и Пресвятой Богородице, и в тот же день, почувствовав возвращение сил, встал с постели. Но пять месяцев он все же провел, оправляясь, в обители, а после снова возвратился в пустыню.

Стремясь к все большему очищению души, батюшка Серафим приступил к новому подвигу — молчальничеству. Встречаясь с кем-нибудь в лесу, падал лицом к земле и не вставал, пока не уходили от него, перестал даже ходить в монастырь по праздникам. Раз в неделю и по праздникам, старцу приносил послушник из Сарова пищу. Зимой приходилось идти к нему по глубокому снегу. Дойдя до кельи, послушник стучал, говоря вслух молитву Иисусову, и старец, ответив «Аминь», отворял дверь сеней, где был приготовлен лоточек, а о. Серафим клал туда же кусочек хлеба или капусты, означая тем, что нужно принести в следующий раз. Затем послушник уходил, не слыхав и голоса старца. Таково было внешнее выражение молчальничества. Значение же и сущность его состояли в отречении от всяких житейских попечений для совершеннейшего служения Богу.

Три года преподобный отец Серафим провел в совершенном молчании, ни с кем не говоря ни слова. Подобно святому Семиону столпнику, отец Серафим 1000 дней и 1000 ночей простоял на камне. Камней, на которых он стоял, было два: один находился в его кельи, здесь подвижник стоял с утра до вечера, сходя с него только для принятия пищи, а по закате солнца он переходил на камень, находившийся в лесу, и стоял на нем всю ночь до рассвета с воздетыми к небу руками, молясь Богу словами мытаря: Боже, милостив буди мне, грешному! Подкрепляемый благодатью Божией, он мужественно терпел зимой мороз, осенью дождь, летом зной, страдая от мух и комаров и вынося множество нападений духов злобы. Подвиг этот совершался преподобным тайно и никто не знал о нем, пока он сам не поведал об этом некоторым из братии.

Проходя трудный путь подвигов, преподобный Серафим привел свое тело, особенно ноги, в совершенное изнеможение. Не будучи в силах приходить в монастырь в праздничные дни, для принятия святых Тайн, он навсегда простился с дальней своей пустынькой и после шестнадцатилетнего в ней пребывания 8 мая 1810 года возвратился в монастырь, где поднял на себя новый труднейший подвиг затворничества.

Затворился преподобный на 17 лет, никуда не выходя и понемногу ослабляя строгость своего затвора. Первые 5 лет никто не видел его, и даже брат, приносивший ему скудную пищу, не видел, как старец брал ее. У него не было даже самых необходимых вещей. Икона с горящей лампадой и обрубок пня вместо стула — вот все, что было в келье. Тяжелый железный пятивершковый крест теперь он носил под сорочкой на плечах. Проведя некоторое время в затворе Преподобный, покрывшись полотенцем, чтоб никто не видал лица его, стал выходить из дверей и на коленях, как Божий дар, принимал посуду с пищей.

Затем святый старец открыл келейную дверь, и всякий мог приходить к нему, но на вопросы имевших в нем нужду не отвечал, приняв обет молчания пред Богом и безмолвно продолжая свое духовное делание. Дубовый некрашеный гроб, изготовленный самим Преподобным стоял в сенях, и старец молился близь него, готовясь постоянно к переходу от временной жизни к вечной.

Через 10 лет безмолвного затворничества по Вышней воле преподобный Серафим снова отверз свои уста для служения миру — своей любовию, ниспосланной от Бога благодатными дарованиями учительства, прозорливства, чудес и исцелений, своим духовным руководством, молитвою, утешением и советами. Двери кельи его стали открыты для всех от ранней литургии до восьми часов вечера. Обычно старец принимал посетителей таким порядком. Одетый в белый балахон и мантию, он надевал еще епитрахиль и поручи в те дни, когда приобщался. С особенной любовью встречал он тех, в ком видел желание исправиться, искреннее раскаяние в грехах. Побеседовав с такими людьми, он накрывал их голову своей епитрахилью и произносил над ними, положив свою правую руку на их голову: «Согрешил я, Господи, согрешил душою и телом, словом, делом, умом и помышлением и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, волею или неволею, ведением или неведением». Затем произносил обычную разрешительную молитву, причем посетитель испытывал необыкновенно отрадное чувство. Вслед за тем старец начертывал на лбу посетителя крест елеем от иконы и давал, если то было утром, богоявленской воды и антидора. Наконец, целуя всякого в уста, произносил всегда, какой бы то ни был день года: «Христос Воскресе!» — и давал приложиться к образу Богоматери или кресту — материнскому благословению висевшему у него на груди. Особенно советовал старец непрестанно молиться и для этого повторять всегда молитву Иисусову «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго»: «Ходя и сидя, на деле, и в церкви стоя до начала богослужения, входя и исходя, сие непрестанно содержи на устах и в сердце твоем. С призыванием Имени Божия найдешь ты покой, достигнешь чистоты духовной и телесной, и вселится в тебя Святый Дух».

Насколько искренне относился старец к нуждам простого народа, можно видеть из следующего примера. Однажды прибежал в Саровскую пустынь крестьянин с признаками сильнейшего волнения и спрашивал у каждого попадавшегося ему навстречу инока, где же Серафим. Когда ему указали старца, он упал ему в ноги и закричал: «Батюшка, у меня лошадь украли. Не знаю, как теперь буду семью кормить. Я без нее стал нищий. А ты, говорят, угадываешь». Ласково сказал ему старец, приложив его голову к своей голове: «Огради себя молчанием, иди в село (старец назвал село). Как станешь подходить к нему, свороти с дороги вправо и пройди задами четыре дома, там ты увидишь калиточку. Войди в нее, отвяжи свою лошадь от колоды и выведи молча». Крестьянин тотчас побежал по указанному направлению, и был слух, что он нашел свою лошадь.

В отце Серафиме в великой мере действовал дар исцеления. В первый раз он проявился над человеком, ставшим впоследствии преданнейшим, вернейшим до самозабвения, до полного отречения почитателем его. Михаил Васильевич Мантуров, помещик села Нуча Ардатовского уезда Нижегородской губернии, долго служивший в военной службе страдал от болезни, поразившей его ноги. Еле живым принесли его в келью Серафима, где старец со словами «По данной мне от Господа благодати я первого тебя врачую!» избавил Мантурова от его недуга.

Это произошло в самом начале 1820-х годов. Исцеление потрясло Михаила Васильевича и предопределило всю его последующую жизнь. По совету Серафима Саровского Мантуров вскоре продает свое имение, отпускает на волю крестьян и приобретает скромный дом в Дивееве вблизи общины. Так Мантуров становится помощником Серафима в его опеке над Дивеевской общиной. История дивеевских монахинь неотделима от биографии Серафима Саровского. Исключительное значение он имел для развития местного женского иночества. Трогательны были отношения преподобного Серафима к Дивеевской общине, основанной в 1780 году помещицей Мельгуновой.

Когда старец Серафим вышел из затвора в 1825 году, он поселился у Богословского источника в Саровской пустыни. Этот источник почитался издавна, еще до прихода старца Серафима. Называли его Богословским, потому что рядом на кресте была икона апостола Иоанна Богослова.

Там ему поставили маленький сруб и это место стали называть ближней пустынкой (в отличие от дальней, которая находилась дальше от монастыря). Своими руками подвижник благоустраивал источник, выкладывал его камнями.

К старцу Серафиму потянулись паломники. Из источника брали воду. Молва о чудесах, происходивших здесь, быстро разнеслась по всей России. Многих избавил святой старец от духовных и телесных недугов. Первой исцелена была дивеевская сестра Прасковья Ивановна Шаблыгина: 9 декабря 1823 года отец Серафим подал ей выпить студеной воды и у нее сразу же пропал кашель.

После кончины Старца источник стали называть Серафимовским. Тысячи паломников шли в Саровскую пустынь покаяться в грехах мирской жизни, и каждый паломник обязательно шел на ближнюю пустынку старца Серафима, чтобы омыть здесь свое тело струей целебной саровской воды. Воду уносили с собой в бутылочках, изготовленных в монастырской мастерской. Вода эта хранилась долгие месяцы. Замечательно и то, что вода из источника, будучи холодной, не холодила. После обливания бросало в жар, делалось тепло. Паломники верили: болезни и несчастья смываются с них вместе с падающей водой.

Важным историческим событием, также связанным с Серафимом Саровским является приезд в Дивеево царской семьи (Государя Николая II, Государыни Императрицы и особ царствующего дома). Чудесным православные люди называют тот факт, что через год после посещения Дивеева в Царской семье родился долгожданный наследник – царевич Алексей. В память об этом событии дивеевские сестры посадили недалеко от святой Канавки лиственницу, сохранившуюся до наших дней и напоминающую всем о великой любви царской семьи к преподобному Серафиму и о вере русского народа в своего царя.

О последних годах жизни Серафима Саровского известно то, что в ноябре 1825-го года Преподобный совсем оставил свой затвор: в сонном видении ему явилась Божья матерь со святителями Климентом Римским и Петром Александрийским и разрешила выйти из затвора и посещать пустынь. За год и десять месяцев до своей кончины преподобный Серафим сподобился двенадцатого в его жизни посещения Богоматери.

Первого января 1833 года отец Серафим в последний раз пришел в церковь. По окончании Литургии он простился со всеми молившимися братиями; все заметили в нем крайнее изнеможение сил телесных, но духом старец был бодр, спокоен и радостен. Вечером того же дня старец пел в своей кельи пасхальные песни.

Второго января часу в шестом братия, войдя в келью преподобного, увидели его стоящим на обыкновенном месте молитвы пред аналоем на коленях. Его руки, сложенные крестообразно, лежали на аналое, на книге, по которой он совершал свой молитвенный труд перед образом Божьей Матери «Умиления», а на руках — голова. Полагая, что он уснул, стали осторожно его будить, но ответа не было: старец Серафим окончил свое земное странствование и в Боге почил. При жизни старец говорил: «Пока я жив, пожара не будет, а когда я умру, кончина моя откроется пожаром». Когда двери кельи открыли, оказалось, что книги и другие вещи тлели. Тело преподобного было положено в приуготовленный им же при жизни дубовый гроб и погребено по правую сторону соборного алтаря. В продолжение семидесяти лет со дня кончины преподобного Серафима православные люди в большом количестве приходили с верой к могиле его и по молитве получали чудесные исцеления от разных болезней душевных и телесных.

В январе 1903 года Святейший Синод в полном убеждении в истинности и достоверности чудес, совершаемых по молитвам старца Серафима, определил признать его в лике святых, благодатию Божиею прославленных, а всечестные останки его — святыми мощами. Торжественное прославление новоявленного угодника Божия было совершено 19 июля 1903 года и сопровождалось многочисленными исцелениями, истекавшими по молитвенному предстательству преподобного Серафима, Саровского Чудотворца.

Верующие и по сей день глубоко чтят батюшку Серафима за его способность быстрого проникновения в душу, жаждущую помощи, свободное духовное общение с людьми. Великая сила бесед старца Серафима: наставлять на путь истины, вразумлять, утешать, врачевать оставила глубокий след в сердцах православных людей.

прихожанка Боголюбского храма

раба Божия Ирина